Белорусская женская лига
Общественная организация English | Русский
Политические репрессии в Беларуси (1944-1953-е гг.)

В июне 1946 г. органы контрразведки «Смерш» из армии и флота были переданы в МГБ СССР, где на их базе образовывалось 3-е Главное управление и его органы на местах. В 1949 г. Совет Министров СССР принял постановления об организации в МГБ СССР 7-го Управления (организация и установка наружного наблюдения за лицами, разрабатывавшимися органами госбезопасности); о передаче Главного управления пограничных войск и Главного управления милиции из МВД СССР в МГБ СССР.

Исследуя вопросы государственно-правового регулирования организации и деятельности органов государственной безопасности после войны, нельзя пройти мимо таких фактов и явлений, как наличие до 1952 г. массовой агентурно-осведомительной сети, нахождение на оперативном учете большого числа советских граждан, в том числе бывших в плену, проживавших на оккупированной советской территории и т. д.

Репрессии послевоенных лет отличались от массовых репрессий 1937-1938 гг. В середине 1930-х гг. вся карательная политика государства, проводившиеся массовые репрессии были направлены на борьбу с несуществующим в стране антисоветским подпольем: остатками свергнутых буржуазных классов; бывших политических партий и организаций; с т. н. троцкистами, зиновьевцами, бухаринцами и их сторонниками, с «социально опасными элементами»; церковниками, сектантами и прочими «враждебными элементами».

Линия политического руководства ВКП(б) и государства во главе со Сталиным и его ближайшим окружением заключалась в ликвидации на территории СССР т. н. «пятой колонны» - широкой сети «шпионско-диверсионных и террористических резидентур» разведок иностранных государств, «троцкистско-зиновьевских и право-троцкистских организаций и групп». Таким образом, острие правоохранительных органов, прежде всего НКВД СССР, куда входили и органы госбезопасности, направлялось вовнутрь страны.

Репрессии в конце 1940-х - начале 1950-х гг. носили, как нам представляется, иной характер. Анализируя деятельность органов государственной безопасности в послевоенный период, нельзя пройти и мимо того, что при Министерстве государственной безопасности СССР (в 1946 г. наркоматы были преобразованы в министерства) в сентябре 1946 г. было образовано Особое совещание — орган внесудебной расправы. Оно состояло из трех человек: председателя (им являлся нарком госбезопасности) и двух членов (заместители наркома госбезопасности).

В работе Особого совещания в обязательном порядке участвовал Генеральныйпрокурор СССР, имевший право опротестовывать в Президиуме Верховного Совета СССР те или иные выносимые Совещанием по уголовным делам решения. Участие сторон (обвинителя и защитника) не допускалось. Постановления Особого совещания кассационному обжалованию не подлежали и приводились в исполнение немедленно.

Однако, как показали последовавшие за созданием Особого совещания события, Генеральный прокурор СССР Горшенин, а затем Сафонов не вносили протестов на постановления Особого совещания.

Министерство государственной безопасности СССР просуществовало до марта 1953 г. После смерти Сталина совместным постановлением ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР от 7 марта 1953 г. Министерство государственной безопасности СССР и Министерство внутренних дел СССР были объединены в единое Министерство внутренних дел СССР, т. е. произошла такая же их реорганизация, как в июле 1934 г. (образование НКВД СССР) и в июле 1941 г. (объединение НКВД и НКГБ в единый НКВД СССР).

МВД СССР во главе с Берией стало еще более мощным централизованным карательным механизмом в системе органов Советского государства. Однако единое МВД СССР просуществовало недолго. В июне 1953 г. Берию арестовали, судили и расстреляли. На повестке дня вновь встал вопрос о выделении органов государственной безопасности из состава МВД СССР.

В соответствии с решением ЦК КПСС от 12 марта 1954 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 марта 1954 г. был образован Комитет государственной безопасности при Совете Министров СССР (КГБ при СМ СССР). КГБ при Совете Министров СССР являлся союзно-республиканским государственным комитетом и действовал на правах министерства (председатель КГБ входил в состав Совета Министров СССР). В отличие от существовавшего до марта 1953 г. Министерства государственной безопасности, это был принципиально новый орган, подчиненный и подконтрольный не только ЦК КПСС, но и Совету Министров СССР, хотя и в меньшей степени.

Указами президиумов Верховных Советов союзных и автономных республик образовывались комитеты государственной безопасности при Советах министров союзных и автономных республик. В краях и областях образовывались управления или отделы Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР или при Совете Министров союзной республики. В городах и районах вместо бывших городских отделов или отделений МВД СССР создавались аппараты уполномоченных КГБ при Совете Министров СССР или КГБ при Совете Министров союзной республики.

В систему органов государственной безопасности СССР также входили органы военной контрразведки в лице особых отделов КГБ округов, флотов и групп войск, особые отделы армий и флотилий, особые отделы-отделения дивизий и бригад; особые отделы КГБ на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, аппараты уполномоченных УКГБ на железнодорожных станциях и в морских портах.

В органах КГБ, хотя и медленно, но стали осуществляться некоторые меры по оздоровлению обстановки, укреплению социалистической законности. Большое значение в этом плане имели проведенные мероприятия по пересмотру дел в отношении лиц, осужденных ранее за государственные (т. н. контрреволюционные) преступления.

Прокуратурой СССР, Министерством юстиции СССР, Министерством внутренних дел СССР и Комитетом государственной безопасности при Совете Министров СССР с мая 1954 г. были пересмотрены дела в отношении лиц, осужденных за государственные преступления и отбывавших наказание в лагерях, колониях и тюрьмах МВД СССР, а также в отношении лиц, находившихся в ссылке и на спецпоселении. Все те, кто был невинно осужден Особым совещанием и тройками НКВД-УНКВД и судебными органами, были освобождены и реабилитированы, многим осужденным сокращены сроки наказания и переквалифицированы составы преступлений.

Однако эти мероприятия не были доведены до конца, пересмотр дел на лиц, осужденных в 1930-х, 1940-х и начале 1950-х гг., со второй половины 1960-х гг. стал тормозиться.

Рассмотрим структуру МГБ-МВД в послевоенный период. Представленные изменения в центральном аппарате аналогичным образом отражались в изменениях территориальных репрессивных органов Беларуси.

НКГБ-МГБ СССР
апрель 1943 г.
март 1953г.

Приказом НКГБ СССР № 00107 от 22 марта 1946 г. в соответствии с постановлением Верховного Совета СССР от 15 марта 1946 г. НКГБ СССР был переименован в Министерство государственной безопасности СССР (МГБ СССР). Соответственно были переименованы и местные управления и отделы НКГБ в управления и отделы МГБ.

Кардинальное расширение и изменение структуры МГБ СССР произошло 4 мая 1946 г., когда вместо В.Н.Меркулова министром госбезопасности СССР был назначен В.С.Абакумов, а возглавляемый им ГУКР «Смерш» МВС СССР влился в МГБ СССР. Решение об этом было принято Политбюро ЦК ВКП(б) П 51/IV от 4 мая 1946 г. Согласно этому решению в МГБ СССР включалась военная контрразведка в качестве самостоятельного 3 Главного управления МГБ СССР.

1 и 2 управления МГБ СССР были также преобразованы в Главные управления. Кроме того, возникли новые управления и самостоятельные отделы. В результате этих изменений структура МГБ СССР приобрела следующий вид:

  • 1 Главное управление (разведка);
  • 2 Главное управление (контрразведка);
  • 3 Главное управление (военная контрразведка);
  • 4 управление (розыскное) (осуществляло руководство розыском «агентуры иностранных разведок, заброшенной в СССР, и прочих вражеских элементов»);
  • 5 управление (оперативное);
  • Отдел «ДР» (служба проведения диверсий и актов индивидуального террора);
  • Отдел «ДН» (служба дезинформации) (фактически этот отдел не был создан).

В основном эта структура МГБ СССР сохранилась до марта 1953 года, до слияния МГБ с МВД, однако в деталях она постоянно менялась. Происходило укрупнение или разукрупнение оперативных управлений, менялся профиль их работы, и, наконец, происходила организация новых структурных единиц, связанная с передачей части функций МВД в МГБ.

Уже в январе 1947 г. совместным приказом МВД и МГБ СССР №0074/0029 от 21 января 1947 г. была оформлена передача внутренних войск из МВД в МГБ. Было образовано Главное управление внутренних войск МГБ. Штатная численность войск составляла 68582 человека.

1949 г.

Совместным приказом МВД и МГБ СССР № 00968/00334 от 17 октября 1949 г. из МВД в МГБ были переданы пограничные войска и милиция. Соответственно в МГБ СССР теперь числились Главное управление погранвойск, Главное управление милиции.

1950 г.

В соответствии с постановлением СМ СССР № 3077-1286сс от 14 июля 1950 г. о передаче спецпоселений из МВД в МГБ (объявлено совместным приказом МВД и МГБ СССР № 00464/00392 от 21 июля 1950 г.) в МГБ СССР (приказ МГБ СССР № 00552 от 16 ноября 1950 г.) было организовано 9 управление МГБ СССР по надзору за ссыльными, высланными и спецпоселенцами.

НКВД-МВД СССР
апрель 1943 г.-март 1953г

СТРУКТУРНЫЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ КАРАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Главное управление государственной безопасности НКВД СССР

С 10 июля 1934 г. на базе бывшего ОГПУ СССР было организовано Главное управление государственной безопасности (ГУГБ) НКВД СССР. С 3 февраля 1941 г. - на базе ГУГБ НКВД СССР был организован НКГБ СССР.

Оперативно-чекистские подразделения

Контрразведка
с 4 мая 1946 г. - 2 Главное управление МГБ СССР.
с 14 марта 1953 г. - 1 Главное управление МВД СССР.
с 18 марта 1954 г. - 2 Главное управление КГБ при Совете Министров СССР.

Военная контрразведка
с 4 мая 1946 г. - 3 Главное управление МГБ СССР и ОКР МВД СССР.
с 14 марта 1953 г. - 3 управление МВД СССР. с 18 марта 1954 г. - 3 Главное управление КГБ при Совете Министров СССР.

Борьба с антисоветскими элементами
с 6 декабря 1949 г. - 5 управление МГБ СССР.
с 14 марта 1953 г. - 4 управление МВД СССР.
с 18 марта 1954 г. - 4 управление КГБ при Совете Министров СССР.

Обеспечение государственной безопасности на транспорте
с 4 мая 1946 г. - Транспортное управление МГБ СССР.
с 19 июня 1947 г. - Главное управление охраны на железнодорожном и водном транспорте МГБ СССР.
с 14 марта 1953 г. - 6 управление МВД СССР.
с 18 марта 1954 г. - 6 управление КГБ при Совете Министров СССР.

Оперативная работа (обыски, аресты, наружное наблюдение, установки)
Террор и диверсии в тылу противника и за границей
с 4 мая 1946 г. - Отдел «ДР» МГБ СССР.
с 9 сентября 1950 г. - Бюро № 1 МГБ СССР.
с 30 мая 1953 г. - 9 отдел МВД СССР.
с 31 мая 1953 г. - функции 9 отдела были переданы во 2 Главное управление (разведка за границей) МВД СССР.

Работа с аппаратами Уполномоченных НКВД СССР по фронтам
10 мая 1945 г. - была организована Опергруппа по работе с аппаратами Уполномоченных НКВД СССР по фронтам.
22 мая 1945 г. - на базе Опергруппы был организован Отдел «Ф» НКВД СССР.

Особое совещание при НКВД - МВД СССР
С 21 июля 1950 г. - ОСО при МВД СССР было упразднено. Со 2 ноября 1946 г. организовано ОСО при МГБ СССР, с 14 марта 1953 г. - ОСО при МВД СССР. 1 сентября 1953 г. - ОСО при МВД СССР было упразднено.

Административно-оперативные полразделения

Милиция
с 17 октября 1949 г. - ГУМ МГБ СССР.
с 14 марта 1953 г. - ГУМ МВД СССР.
с 1 мая 1960 г. - ГУМ расформировано в связи с упразднением МВД СССР.

Борьба с бандитизмом
с 1 декабря 1944 г. - Главное управление борьбы с бандитизмом (ГУББ НКВД-МВД СССР).
с 4 февраля 1950 г. - Главное управление оперативного розыска (ГУОР) МВД СССР.
с 21 июля 1950 г. - ГУОР (ГУББ) из состава МВД СССР было передано в состав МГБ СССР.

Работа с военнопленными и интернированными
с 11 января 1945 г. - Главное управление по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД - МВД СССР.
с 20 июня 1951 г. - УПВИ МВД СССР.
с 14 марта 1953 г. - УПВИ расформировано в связи с реорганизацией МВД СССР, а функции были переданы Тюремному управлению МВД СССР.

Истребительные батальоны
с 1 декабря 1944 г. - Штаб истребительных батальонов был включен в состав ГУББ НКВД СССР.

Проверка и фильтрация военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену и в окружении противника
с 19 июля 1944 г. - Спецлагеря из ведения УПВИ НКВД СССР были переданы в ведение ГУЛАГа НКВД СССР.
28 августа 1944 г. - был организован Отдел спецлагерей НКВД СССР.
20 февраля 1945 г. - Отдел спецлагерей НКВД СССР был переименован в Отдел проверочно-фильтрационных лагерей (ОПФЛ) НКВД СССР.
22 января 1946 г. - ОПФЛ СССР был расформирован, а его функции переданы ГУЛАГу НКВД СССР.

Главное управление пограничных и внутренних войск (охраны) НКВД- МВД СССР
Пограничные войска (охрана)
с 17 октября 1949 г. - ГУПВ МГБ СССР
с 14 марта 1953 г. - ГУПВ МВД СССР.
9 июня 1956 г. - на базе ГУПВ, ГУВКО и ВСУ МВД СССР было организовано ГУПВВ МВД СССР.
со 2 апреля 1957 г. - ГУПВ КГБ при СМ СССР.

Внутренние войска (охрана)
с 21 января 1947 г. - ГУВВ МГБ СССР.
с 19 мая 1951 г. - Главное управление внутренней охраны (ГУВО) МГБ СССР.
с 14 марта 1953 г. - Главное управление внутренней охраны (ГУВО) МВД СССР.
с 16 марта 1954 г. - Главное управление внутренней и конвойной охраны (ГУВКО) МВД СССР.
с 9 июня 1956 г. - Главное управление пограничных и внутренних войск (ГУПВВ) МВД СССР.
со 2 апреля 1957 г. - Главное управление внутренних и конвойных войск (ГУВКВ) МВД СССР.
с 10 марта 1960 г. - ГУВКВ расформировано в связи с упразднением МВД СССР.

Охрана тыла Действующей Красной Армии
с 13 октября 1945 г. - Главное управление войск НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии было расформировано.

Оперативные войска
26 февраля 1941 г. - в составе НКВД СССР было организовано Управление оперативных войск (УОВ).
17 января 1942 г. - на базе УОВ было организовано Управление внутренних войск (УВВ) НКВД СССР.

Конвойные войска (охрана)
с 18 мая 1951 г. - Управление конвойной охраны (УКО) МВД СССР,
с 16 марта 1954 г. - ГУВКО МВД СССР,
с 9 июня 1956 г. - ГУПВВ МВД СССР.
с 29 марта 1957 г. - ГУВКВ МВД СССР.
с 10 марта 1960 г. - ГУВКВ было расформировано в связи с упразднением МВД СССР.

Интернирование

Самым массовым видом советских репрессий послевоенного периода стало интернирование. Интернированию подверглось большинство советских граждан, задержанных в 1944-45 гг. органами контрразведки «СМЕРШ» Наркомата обороны СССР, а также внутренними войсками НКВД по охране тыла фронтов и органами НКВД и НКГБ Украинской, Белорусской и Литовской ССР на территории Польши в ее нынешних границах, в западных областях Беларуси, Украины и Литве. Некоторые из арестованных были сначала задержаны органами Министерства общественной безопасности и милицией послушных Москве Польского комитета национального освобождения (ПКНО) и Временного правительства Польши, а затем переданы в руки «СМЕРШ».В подавляющем большинстве случаев органам «СМЕРШ», НКВД-НКГБ и милиции не удавалось предъявить арестованным обвинений в совершении каких-либо конкретных действий, кроме участия в подпольной организации в период оккупации и боевых действиях против немцев.

Поскольку этого было недостаточно для предания Военному трибуналу, то таких арестованных отправляли в глубь СССР не осужденными, в качестве интернированных, в лагеря для военнопленных и в проверочно-фильтрационные лагеря для проведения дальнейшего следствия - «фильтрации». Многих участников подполья осудили на длительные сроки лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях системы ГУЛАГ.

Российские архивы сохранили директивные документы НКВД СССР, относящиеся к интернированию задержанных в порядке очистки тыла в 1945 г.

Согласно приказу НКВД №0016 от 11 января, которым «для обеспечения очистки фронтовых тылов действующей Красной Армии от вражеских элементов» на 2-й и 1-й Прибалтийские, 3-й, 2-й и 1-й Белорусские, 1-й и 4-й Украинские фронты были назначены уполномоченные НКВД СССР с заместителями - начальниками войск НКВД по охране тыла и начальниками фронтовых Управлений контрразведки «СМЕРШ» [9, с.287-289].

В соответствии с приказами №0061 и 0062 от 6 февраля 1945 г., №00101 от 22 февраля 1945 г., военнослужащие германской армии и других воюющих с СССР стран, члены «фольксштурма», сотрудники различных военных административных органов подлежали отправке в лагеря для военнопленных, гражданские лица - члены различных вражеских организаций, а также руководители местной администрации и антисоветские деятели - в лагеря для интернированных Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД СССР, а советские граждане- в так называемые спецлагеря НКВД СССР (20 февраля 1945 года переименованные в проверочно-фильтрационные лагеря приказом №00100 НКВД СССР) [9, с. З00].

После перехвата и расшифровки 30 января 1945 г. ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР радиограммы руководства Армии Крайовой о ее роспуске и об оставлении небольших законспирированных штабов и радиостанций была издана директива-циркуляр НКВД №47/14 от 6 февраля 1945 г. Этой директивой нарком внутренних дел Берия предписывал уполномоченным НКВД СССР по 1-у Украинскому, 1-у, 2-у и 3-у Белорусским, 1-у Прибалтийскому фронту, ГУКР «СМЕРШ», НКВД и НКГБ УССР, БССР и ЛитССР усилить агентурно-оперативную и следственную разработку польского подполья, обратить особое внимание на вскрытие связей «аковцев» с германской разведкой.

Знаменателен третий пункт директивы: «3. Всех легализуемых участников белополъского националистического подполья направлять для проверки на фильтрационные пункты, которые вам необходимо создать по договоренности с командованием Войска Польского под видом запасных полков» [9, с.289].

Под легализацией подразумевалась, по-видимому, явка и сдача оружия по призыву польских властей, обещавших безопасность тем, кто добровольно выйдет из подполья.

Приказ №00315 НКВД СССР и ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР от 18 апреля 1945 г. пятым пунктом предписывал прекратить отправку в СССР лиц, арестованных в порядке очистки тылов действующих частей Красной Армии (кроме тех, кто подлежал направлению в лагеря для военнопленных, и отдельных арестованных, представляющих оперативный интерес).

Восьмым пунктом того же приказа предписывалось провести в двухмесячный срок фильтрацию всех арестованных, вывезенных в лагеря НКВД. По результатам фильтрации лиц, не являющихся шпионами, диверсантами, радистами, сотрудниками германских карательных органов, активными членами фашистских партий, полагалось переводить в рабочие батальоны, а больных и инвалидов - отправлять домой.

В «особой папке» Сталина имеется довольно много сводок и докладов о широкомасштабных операциях по разоружению и ликвидации формирований Армии Крайовой, по аресту руководителей подполья на местах, массовому изъятию рядовых участников подполья и их отправке из Польши в лагеря на территории СССР (начиная с ноября 1944 г.), однако пока не найдено ни одной ссылки на нормативные документы, служившие основанием для этих акций (кроме упомянутой августовской директивы Ставки в отношении руководящего состава). Может быть, такие материалы хранятся в архивных фондах органов военной контрразведки «СМЕРШ». Можно также предположить, что принципиальные решения оформились как постановления ГКО.

В конце войны в задачи «СМЕРШ», таким образом, вошла также проверка многомиллионной «армии» советских граждан, возвращавшихся из плена. Английские и американские разведслужбы, стремясь скрупулезно выполнить свои обязательства перед союзником (об обязательном возвращении граждан в страну проживания), участвовали порой в варварских репатриациях. Многие из двух миллионов советских граждан, которых они, часто против воли этих людей, вернули на родину, просто сменили гитлеровские концлагеря на советские. Как завуалированно признавала даже советская официальная история, «СМЕРШ» «с недоверием» относился к более чем миллиону советских военнопленных, переживших ужасы немецких лагерей. Почти все рассматривались как дезертиры.

В лагерях для военнопленных «СМЕРШ» быстро организовал «внутренний круг» агентов и информаторов во главе с «комиссарами». Информаторы составляли «черные списки» тех, кто не желал репатриироваться, сообщали о планируемых побегах. Иногда этих действительных или мнимых пособников «СМЕРШ» убивали.

Следующим шагом «СМЕРШ» и НКВД в работе с пленными, после отбора и перевозки их домой, был прием репатриантов в СССР. Однако многие пленные расставались с жизнью, едва ступив на контролируемую советскими войсками землю.

С пленными расправлялись и другими способами: одного из них привязали к двум березам и разорвали, другого пристрелили «при попытке к бегству», третьего... впрочем, был бы человек, а способ его уничтожить найдется. Сколько из пленныхпогибло вот так сразу после выдачи - неизвестно, но, верно, счет идет на сотни тысяч. Возможно, покончившие с собой и вправду выбрали не самое худшее.

Из уцелевших большинство проходило через изощренную систему допросов и издевательств. Все их пожитки, включая смену одежды, повсеместно конфисковывали и уничтожали; мужчин, женщин и детей сразу же отделяли друг от друга для последующей отправки в разные лагеря.

Для приема репатриантов советская администрация выделила в Германии бывшие лагеря «восточных рабочих» и другие сборные пункты, в большинстве своем обнесенные проволокой и охраняемые. Однако в некоторых местах приток заключенных достигал таких размеров, что обеспечить охрану было просто невозможно.

В 1942 - 1943 гг. были организованы первые проверочно-фильтрационные лагеря (или - спецлагеря), куда «СМЕРШ» направлял всех без исключения советских военнослужащих, бежавших из плена либо освобожденных Красной Армией. Они круглосуточно находились в исключительном распоряжении следователей «СМЕРШ», и после долгих месяцев проверки их направляли в лагеря по суду или во внесудебном порядке. Многих приговаривали к смертной казни «за измену Родине».

Проверка находящихся в специальных лагерях военнослужащих Красной Армии проводилась отделами контрразведки «СМЕРШ» НКО СССР при спецлагерях Народного комиссариата внутренних дел Советского Союза.

Всего прошло через спецлагеря бывших военнослужащих Красной Армии, вышедших из окружения и освобожденных из плена, 354592 человека, в том числе офицеров 50441 человек [9, с.314-315].

Проверочно-фильтрационные лагеря закрыли в 1947 г., после того как были «профильтрованы» миллионы советских военнопленных.

Бывший (бежавший на Запад) офицер «СМЕРШ», имевший доступ к документам этой организации, сообщил некоторые цифры: всего из ранее оккупированных районов в 1943-47 гг. было репатриировано около пяти с половиной миллиона русских.

Из них:

  • 20% - расстреляны или осуждены на 25 лет лагерей (что, по сути дела, равносильно смертному приговору).
  • 15-20% - осуждены на пять-десять лет лагерей;
  • 10% - высланы в отдаленные районы Сибири не менее чем на шесть лет;
  • 15% - посланы на принудительные работы в Донбасс, Кузбасс и другие районы, разрушенные немцами. Вернуться домой им разрешалось лишь по истечении срока работ;
  • 15-20% - разрешили вернуться в родные места, но им редко удавалось найти работу. Среди последних были очень часты случаи самоубийств.

Эти весьма приблизительные данные не дают при сложении 100%. Вероятно, недостающие 15-25% - это люди, «скрывшиеся» уже в СССР, умершие в дороге или сбежавшие [9, с.320].

Внутренние войска НКВД против подполья

В истории вооруженных формирований польского сопротивления на территории Беларуси можно выделить следующие периоды:

1. Октябрь 1939 - июль 1941 гг. Период открыто враждебных отношений. Создание конспиративной сети, первые спонтанные антисоветские выступления.

2. Июль 1941 - апрель 1943гг., когда польское сопротивление было союзником СССР в борьбе с немецкими захватчиками.

3. Апрель 1943 - июль 1944гг. Период сотрудничества и открытой конфронтации. В это время обострились противоречия между советскими партизанами и формированиями АК.

4. Июль 1944 - начало 1950-х гг. Подпольная борьба против советской власти, которая квалифицировала отделы АК как обычный бандитизм. Эта борьба продолжалась даже после официального роспуска АК 19.01. 1945 г. [1 с. 118].

В ходе летнего наступления Красной Армии в Беларуси войска Белорусских и Прибалтийских фронтов быстро заняли территорию, которая ранее входила в состав польского государства и на которой активно действовали силы, подчинявшиеся польскому правительству в Лондоне. 20 июля 1944 г. штаб войск НКВД по охране тыла 3-го Белорусского фронта (далее 3 БФ) издал приказ о задержании лиц, принадлежащих к вооруженным формированиям эмигрантского правительства Польши [ 2, с.44].

Очевидно, в этом приказе воплотился опыт операции, проведенной 2-3 днями раньше, когда были окружены и захвачены бойцы обьединенной группировки Виленского и Новогрудского округов Армии Крайовой, активно участвовавшие вместе с войсками 3 БФ в освобождении от немцев г.Вильно. Они были разоружены и под конвоем 86-го пограничного полка (пп) препровождены на сборный пункт в местечко Медники, а затем отправлены в глубь СССР. Отметим, что подразделения 86-го пп открывали огонь на поражение при неповиновении и попытках побега конвоируемых участников АК.

В августе войска НКВД активизировали действия против отрядов Армии Крайовой. Директива штаба войск НКВД по охране тыла 3 БФ предусматривала не только уничтожение этих формирований вооруженным путем, но и создание агентуры, на которую возлагалась задача разложения подпольных отрядов изнутри. На агентурную сеть обращалось особое внимание, поскольку многие операции по ликвидации отрядов Армии Крайовой срывались именно из-за недостаточного знания обстановки.

Активные действия формирований Армии Крайовой наблюдались в тот период прежде всего в Белостокском воеводстве. В ноябре против них была проведена крупномасштабная операция силами специально сформированной Белостокской оперативной группы войск НКВД, в состав которой вошли несколько полков пограничных н внутренних войск. Боевые действия против повстанческих отрядов велись в обстановке, когда население, как правило, поддерживало «аковцев». Врезультате операции подполью был нанесен урон, но в середине декабря 1944 г. Белостокскую оперативную группу расформировали, а подчиненные ей части возвратили в свои соединения.

Группы АК действовали не только в пределах новых границ Польши, но и в Западной Беларуси. Успешно используя приобретенный в 1940-44 гг. опыт партизанской войны против немцев, они противодействовали мероприятиям по установлению советской власти в Брестской, Барановичской и Молодечненской областях. При этом нередко отряды АК осуществляли акты жестокого террора против населения непольской национальности.

В одном из выявленных документов НКВД утверждалось, что «белопольские формирования <...> имеют целью произвести ряд террористических актов над представителями советской власти н совпартактива». В начале февраля 1945 г. тремя полками незадолго до этого сформированной 58-й стрелковой дивизии ВВ НКВД были окружены и разгромлены отряды Геруса и Василевского, базировавшиеся в Козловицинском и Дятловском районах Барановичской области. В результате этой операции 34 участника этих отрядов были убиты, 109 - посажены в тюрьму [13, л.25-26].

Одновременно с боевыми операциями войск НКВД против подпольных лесных отрядов осуществлялись массовые аресты участников подполья в городах и селах. 9 мая 1945г. крупный отряд АК совершил нападение на г.Граево Белостокского воеводства, разогнал городскую администрацию польского временного правительства, изьял все ценности из банка и, освободив из тюрьмы заключенных, скрылся.

Летом 1945 г. внутренние войска НКВД продолжали активные боевые действия против отрядов польского Сопротивления. Только части 64-й сд в этот период провели более 25 операций по их ликвидации, правда, не всегда успешных. Однако и руководство подполья понимало невозможность продолжения широкомасштабной партизанской деятельности - как из-за предельной усталости населения от войны и понесенных в предшествующие годы огромных людских потерь, так и из-за массированного террора со стороны войск НКВД и польских карательных органов.

В 1944-46 гг. в Беларуси ОУН-УПА-АК совершили по данным НКВД 2384 диверсии и террористических акта, в результате которых погибло 1032 человека. Ответные меры НКВД были жесткими.

За 1944-46 гг. в республике было проведено 4596 операций, направленных против украинского, польского и белорусского националистического подполья. При этом только в 1946 г. было убито 3766 человек и арестовано 19050 человек.

С 15 января по 20 февраля 1945 г. в Брестской и Пинской областях проводилась т.н. чекистско-войсковая операция «по ликвидации контрреволюционного повстанческого подполья, бандгрупп местного формирования, а также ликвидации банд УПА». Было окружено 839 населенных пунктов, обыскано 48 799 дворов, проверено 165 137 человек, прочесано 12 тыс. кв.км. лесов и болот.

В результате были разгромлены 33 вооруженных группы и отряда. Убито 98 и арестовано 3808 человек, 55 человек сдалось в плен [14, с. 180].

Активное участие в проведении карательных акций принимали части внутренних войск. На 1 января 1946 г. штаб 226 полка дислоцировался в г.Минске, остальные подразделения - в г.Глубокое, г.Бобруйске и Бобруйском районе, г.Дзержинске. К 1947г. дислокация полка значительно расширилась: в Минске выполняло службу 8 взводов, Борисовском районе - 6, Гомельской области - 5, Бобруйске - 3, Могилевской - 3, Витебской - 10, Полоцкой - 3, Гродненской - 1, Великих Луках - 3. Численность полка возросла с 1300 до 2300 человек [3, с. 135-140].

Начиная с августа 1945-го и по январь 1946 гг. в Беларуси внутренние войска провели 2580 боевых операций, в ходе которых было захвачено 1800 пленных.

В борьбе с подпольем активно использовался 287 стрелковый полк НКВД. 18 июня 1946 г. полк был передан в состав 7 мотострелковой дивизии внутренних войск.

Только за 1947 г. военнослужащими 287 стрелкового полка было захвачено и уничтожено четыреста семьдесят пять человек, изъято пятьсот три единицы огнестрельного оружия [2, с.105-106].

В марте 1946 г. НКВД СССР был переименован в МВД СССР. Соответственно изменились и названия подчиненных ему войсковых управлений.

В январе 1947 г. внутренние войска (части оперативного предназначения) из состава МВД были переданы в подчинение МГБ СССР, а конвойные войска остались в подчинении МВД СССР.

Через год 6 апреля 1948 г. в состав МГБ СССР были переданы и специальные части, осуществлявшие охрану важных объектов государства, но в марте 1953 г. они снова вошли в состав МВД СССР.

Внутренние войска в этот период, как составная часть МГБ СССР и его вооруженная сила, обеспечивали мероприятия органов советской разведки по ликвидации национального сопротивления, участвовали в акциях, проводимых органами государственной безопасности.

В соответствии с этими задачами к 1950-51 гг. 26 полков внутренних войск МГБ СССР дислоцировались в Западных областях Украины, Беларуси и в Прибалтийских республиках.

Для борьбы с национальным сопротивлением, все еще действовавшим на территории республики, активно привлекался 287 стрелковый полк. Штаб полка и спецподразделения дислоцировались в г.Минске. Здесь и находилась и 9-я рота, охранявшая правительственные объекты. 1-й стрелковый батальон был в Пинске, 2-й - в Кобрине, 3-й - в Новогрудке.

По данным органов МГБ на 1 октября 1951 г. в западных областях Беларуси действовало тринадцать банд, совершивших восемь террористических актов.

Летом 1949 г. подразделения полка принимали участие в ликвидации отряда «Волка», в сентябре 1951 г. участвовали в чекистско-войсковой карательной операции в «Большом Козянском лесу» Видзевокого района Полоцкой области, в ходе которой было захвачено тридцать два участника сопротивления, в феврале 1952 г.ликвидировали отряд «Сикоры» в урочище «Урбаны» в Пинской области.

Всего же личным составом полка в период с 1944 по 1954 гг. было «ликвидировано (убито, захвачено, задержано): шпионов - 40 чел., бандитов - 1539 чел., прочих (воров, дезертиров и т.д.) - 37461 чел. [3, с.56-57].

С 1951 по 1960 гг. 226 полк выполнял задачи по охране УВД, МТБ, лагеря военнопленных и зданий МВД, осуществлял конвоирование военнопленных на работы по восстановлению промышленных предприятий и жилых домов г.Минска, конвоирование заключенных различным видами караулов на территории БССР и за ее пределами, а также конвоирование и охрану подсудимых в судебных учреждениях в городах Минске, Витебске, Молодечно, Полоцке, Гомеле.

6 мая 1951 г. в соответствии с постановлением правительства СССР внутренние войска реорганизуются во внутреннюю охрану МГБ СССР, конвойные войска в конвойную охрану МВД СССР.

Были упразднены войска по охране предприятий промышленности и железных дорог с передачей их функций военизированной охране.

С этого момента дивизия стала именоваться отделом, полк - отрядом, батальон - дивизионом, рота - командой, взвод - группой с добавлением определений: для находящихся в ведении МГБ - внутренней охраны, МВД - конвойной охраны. В соответствии с этим 37 конвойная дивизия преобразуется в 12 отдел конвойной охраны. 287 стрелковый полк был переименован в 21 отряд внутренней охраны, который в феврале 1954 г. вошел в состав 12 отдела, а в конце 1954 г. был переформирован в 45 отдельный мотострелковый дивизион. 226 полк стал 70 отрядом. Были переименованы и другие части дивизии.

С 1951г. подразделения внутренних войск Беларуси принимали участие в проведении карательных акций по выселению части населения с территории Западной Беларуси .

Первая послевоенная операция по выселению проводилась с 2 июня по 2 августа 1951 г. За этот период в Иркутскую область было выселено 1024 семей (около 4000 человек), а имущество их было конфисковано.

В апреле 1952 г. было произведено второе массовой выселение «врагов народа», которое проводилось в соответствии с постановлением СМ БССР № 436 от 7 апреля

1952 г. В этот раз 1065 семей общей численностью 5000 человек по этапу были отправлены на спецпоселение [7, с. 113-114].

Восстановление системы ИТУ на освобожденной от немецко-фашистских захватчиков территории Беларуси

По мере освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков на ее территории наряду с восстановлением органов государственной власти и управления начали создаваться исправительно-трудовые учреждения (ИТУ). Они стали низовыми подразделениями Управления исправительно-трудовых лагерей и колоний (УИТЛК) НКВД БССР, которое, в свою очередь, являлось структурным звеном Главного управления исправительно-трудовых лагерей (ГУЛАГ) НКВД СССР.

В течение 1944 г. на территории республики было образовано еще 6 колоний: ИТК-3 в Минске с лимитом наполнения 1200 осужденных; ИТК-4 в местечке Хотеничи Витебской области на 200 осужденных; ИТК-5 в Витебске на 500 осужденных; ИТК-6 в Орше на 400 осужденных; ИТК-7 в Могилеве на 100 осужденных; ИТК-8 на станции Новосады Минской области с лимитом наполнения 300 человек [ 3, с.97-98]. Кроме того, в Орше был создан пересыльный пункт (позднее - пересыльная тюрьма) с лимитом наполнения 1500 человек.

По состоянию на 1 февраля 1946 г. в систему УИТЛК МВД БССР входили: ИТК-1 - начальник лейтенант Ласков (располагалась в местечке Хальч Ветковского района Гомельской области); ИТК-2 - начальник старший лейтенант Гонторь (Гомель); ИТК-3 - начальник старший лейтенант Банузов (Минск); ИТК-4 - начальник Евтушков (Хотеничи Витебской области); ИТК-5 - начальник Билан (Витебск); ИТК-6 - начальник Хорнюхов (Орша); ИТК-7 - начальник Булыгин (Могилев); ИТК-8 - начальник Черкасов (Новосады Минской области); ИТК-9 - начальник Ширяев (Жодино Минской области); ИТК-10 - сведений о начальнике нет (Полоцк); ИТК-13 - начальник Новоковский (Минск); пересыльный пункт - начальник Петров (Орша).

По состоянию на май 1946 г. на территории республики насчитывалось уже 14 ИТК, в которых содержалось 15198 заключенных [3, с.98-99].

Приказом МВД БССР от 5 сентября 1946 г. Оршанский пересыльный пункт УИТЛК переименовало в пересыльную тюрьму. Ее работа осуществлялась в соответствии с требованиями инструкции «О работе пересыльных тюрем УИТЛК-ОИТК МВД», утвержденной приказом МВД СССР от 17 июля 1946 г. Сроки нахождения заключенных в указанной тюрьме не должны были превышать 30 суток; для осужденных, подлежавших направлению в ИТК, не более 15 суток; для транзитных заключенных, следующих по вызовам судебно-следственных и других имеющих на это право органов, не более 15 суток.

Через пересыльную тюрьму следовали этапы за пределы республики. Так, по наряду ГУЛАГа от 30 августа 1946 г. в сентябре 1946 г. в СИБЛАГ на станцию Мариинск Красноярского края были отправлены 400 осужденных на каторжные работы 3-й и 4-й категорий труда. Осужденные следовали воинским эшелоном под конвоем, обеспечиваемым личным составом 37-й дивизии. Эшелоны снабжались кухнями, необходимым хозинвентарем, запасом продовольствия. Для сопровождения осужденных выделялись медперсонал и хозобслуга.

В конце 1946 г. в порядке выполнения наряда ГУЛАГа МВД СССР из числа осужденных, содержавшихся в ИТК нашей республики, в Севвостлаг, на станцию Находка, эшелоном было направлено 1539 заключенных. 1 -й и 2-й категорий труда. Не все заключенные добрались до места назначения: из-за необеспеченности теплым обмундированием и неудовлетворительного медобслуживания в пути следования с эшелона было снято 6 трупов, 277 больных и ослабленных.

Было определено, что осужденные из тюрем МВД, вблизи которых не имелосьлагерных подразделений УИТЛК, подлежали направлению: из тюрем Барановичской, Гродненской и Пинской областей, городов Молодечно, Ошмяны, Воложин, Брест, Пружаны - в распоряжение УИТЛК города Минска; контингент из тюрем городов Вилейка и Глубокое - в ИТК-10 города Полоцка; осужденные из тюрьмы города Кобрина - в НТК-12, дислоцировавшуюся в городе Городец Антопольского района Брестской области; контингент осужденных из Слуцкой тюрьмы направлялся в ИТК-18 города Могилева [3, с.101].

Во исполнение приказа МВД СССР от 2 января 1947 г. УИТЛК в феврале переформировало ряд исправительно-трудовых колоний МВД БССР в лагерные отделения (ЛО) и отдельные лагерные пункты (ОЛП) с целью обеспечения надлежащих условий режима и изоляции для содержания осужденных на срок до трех и более лет лишения свободы.

По состоянию на 15 января 1950 г. в ведомстве УИТЛК имелись 23 лагерных подразделения и колонии, в том числе 5 колоний, 2 лагерных отделения, 15 лагерных пунктов и пересыльная тюрьма. Лагерных подразделений с усиленным режимом насчитывалось 4.

На освобожденной территории республики шло и восстановление тюрем. 22 марта 1944 г. приказом НКВД БССР были объявлены штаты этих учреждений в УНКВД Минской, Могилевской, Витебской, Гомельской и Полесской областей, присвоены номера с первого по десятый. 18 июля того же года были объявлены штаты тюрем западных областей Беларуси, определены места их дислокации и нумерация. Так, тюрьмы № 11 - 17 дислоцировались на территории Барановичской области, № 18 - 22 - Белостокской, № 23 - 25 - Брестской, № 26 - 28 - Вилейской, № 29 - 31 - Пинской.

Таким образом, к концу 1944 г. на территории Беларуси была организована 31 тюрьма с лимитом наполнения 12027 человек. Наибольший лимит наполнения (2000 человек) был определен Брестской тюрьме, а наименьший (60 человек) тюрьме, дислоцировавшейся в Столбцах [3, с.103-104].

Тюрьмы предназначались как для лиц, осужденных к лишению свободы, так и для находившихся под следствием. Основаниями заключения в тюрьму являлись постановление на арест, санкционированное прокурором, приговор или определение суда.

Например, в Лидской тюрьме №13 по состоянию на 30 сентября 1944 г. содержалось 655 человек, из которых подследственные составляли 439, осужденные - 25, задержанные по ст. 100 УК БССР - 191. Как следовало из архивных документов, все задержанные и арестованные содержались с нарушением норм УПК: принимались в тюрьму без оформления материалов на арест или задержание. В камерах арестованные содержались все вместе, без учета состава преступления.

Следует отметить, что лица, осуждаемые к высшей мере наказания (ВМН), направлялись после вынесения приговора в определенные для этой категории осужденных тюрьмы, где для их содержания имелись специальные камеры.

Этапирование осужденных к ВМН производилось особыми командами конвойных войск МВД в тюремных вагонах планового движения и автотранспортом.

Руководство тюрьмами на территории Беларуси осуществлялось тюремным управлением НКВД (с 1946 г. - МВД) БССР, образованным в 1944 г. В то время оно являлось структурным звеном Тюремного управления НКВД-МВД СССР.

В областях республики для руководства тюрьмами в составе УМВД имелись тюремные отделения, подчиненные непосредственно Тюремному управлению МВД БССР. В июле 1949 г. Тюремное отделение УМВД Минской области было расформировано. Тюрьмы, располагавшиеся в Минске и Борисове, перешли под непосредственное руководство Тюремного управления МВД БССР. 3 декабря 1959 г. в соответствии с приказом МВД СССР данная республиканская структура была ликвидирована.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Антысавецкія рухі на Беларусі: 1944-1956. Мн., 1999.
2. Сямашка Я.І. Армія Крайова на Беларусь Мн., 1994.
3. История исправительно-трудовых учреждений Беларуси. Мн., 1999.
4. Коровин В.В. История отечественных органов безопасности. М., 1998.
5. Кузнецов И.Н. Конвейер смерти. Мн., 1998.
6. Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1960. Справочник. М., 1997.
7. Адамушка У.I. Палітычныя рэпрэсіі 20-50-ых гадоў на Беларусі. Мн., 1994.
8. Палітычныя рэпрэсіі ў XX стагоддзі. Мн., 1998.
9. Телицын В.Л. «СМЕРШ»: операции и исполнители. Смоленск, 2000.
10. РГВА. Ф.32924. ОпЛ.Д. 20. 11.РГВА. Ф.38650. Оп.і.Д.142.
12. РГВА. Ф.38650. Оп.1. Д.158.
13. РГВА. Ф.38650. ОпЛ.Д.160.
14. Старонкі ваеннай гісторыі Беларусі. Мн«, 1952.

И. Кузнецов

Версия для печати
Powered by
SAPID CMS